2 декабря, 2022
выписка из роддома

Выписка из роддома. Банкет, толпа родни. Или скромно обставить?

В одном дружном рабочем коллективе обсуждения разгорелись. И тема крайне острая имелась — а как вообще из роддома правильно выписку производить? Мнения-то на этот счет разные присутствуют.

И обсуждение не на пустом месте возникло. Была в этом коллективе одна такая Вера Леонидовна — женщина в интересном положении. К ближайшей весне ожидала прекрасного малыша. Сама она уже была женщиной довольно в возрасте, но этот малыш первенец ее.

— Верочка Леонидовна — спрашивала ее все коллега Кошкина, — а про выписку вы с супругом уже размышляете? Как выписываться станете? Супруг сюрпризов обещает вам? Момент-то милейший!

И смотрела Кошкина при этом испытующе. Очень ей любопытно послушать про то, как Вера Леонидовна выкручиваться станет. Все в коллективе знали, что супруга у этой Веры никакого отродясь не было. И про собственную личность, конечно, Кошкина еще рассказать всем хотела — она была успешной женщиной.

А Вера на такие вопросы равнодушный вид изображала. Какая, мол, выписка? Еще полгода мне об этом тревожиться не стоит. Только-только завязалось. Ох, не сглазить бы.

Выбрала дочке милое имя. Глянула в свидетельство — и срочно развожусь с мужем

— А я вот, — Кошкина коллективу рассказывала, — как свою выписку вспомню — так и хохочу! Петя, супруг мой, конечно, в своей традиции — устроил все с шикарным размахом. Он же у меня такой гусар! Выхожу я, значит, в тот памятный день на крылечко. Новорожденное дитя Козетту Петровну на руках нежно держу. Сюрприза никакого не жду вовсе. Стою Мадонной. И тут понеслось! Какие-то женщины с транспарантом как выскочат! Будто Первомай у них. А на том полотнище моя фотография в полный рост нарисована! Я там миленькая из себя. И слова любви еще написаны крупными алыми буквами. “Любимая, премного благодарю за дочь! Любящий папочка и муж”. А после транспаранта какой-то небольшой духовой оркестр из кустов еще вышел. И как давай играть трогательное. Окружили меня и в тарелки свои колотят, и в дудки пыжатся. Я  стою и слезы ручьем! Такой момент! И все вокруг тоже ревмя ревут — и персонал, и чьи-то родственники. А супруг Петя на лимузине подъезжает. В белом костюме-тройке. С тростью. А лимузин-то розовый! И весь гирляндами, бантами украшенный! И из лимузина высыпает толпа наших друзей всяких. А также одноклассников, коллег, ближайших соседей. И все с букетами розовых роз! Меня поздравляют душевно, а Петю и вовсе — подкидывают до небес! Шампанское ящиками тащут! Все танцуют и поют, а какой-то мужчина медведя бурого на веревке выводит! Фотографы на всех ракурсах суетятся и видеосъемка с воздуха. Публика, конечно, из окон на нас глядит. Нечасто, небось, такие зрелища им показывают. Потом по городу с мигалками полетели. Кортежем прямо. И банкет в лучшей ресторации закатили. Салютами еще до утра стреляли. До сих пор вспоминаем с Петей, смеемся. Верочка Леонидовна, а ты давай-ка тоже нам делись! Чего затеваете с мужем? Балет или физкультурников с обручами каких закажете? Кого-то вон на вертолете недавно супруг из роддома забрал!

— Делитесь-ка, Вера, — это голос из угла подает коллега Маша, — как отмечать повод станете? Неужто тоже медведей уссурийских притащите? Главное — свекровь ни за какие ковриги не пущайте на мероприятие!

— А уж как муж мой решит, — Вера скромно отвечает, — коли позовет, то я противиться и не стану.

Все переглянулись тут с пониманием. Как же, “муж”.

Муж требует второго ребенка. И все ему подпевают. А я — не хочу. И на то есть уважительная причина

— Ха, — Маша из уголка высказывается, — такое мероприятие не каждый мужик потянет! Мой прошлый супруг Геннадий, к примеру, не справился. Договаривались же нормально: лимузины, шары — пятьдесят штук с гелием, шикарные букеты молодой маме. А он, Геннадий, вместо сюрприза батю с маменькой своих из деревни приволок. Представляете?! Пришли, конечно, еще подруги мои лучшие. Цветы мне дарят, на младенца глядеть рвутся. А свекровь тут посреди праздника спрашивает меня громким голосом: “А чего, Маня, дитя нам в роддоме не подменили ли случаем? Давеча младенчик из окна иной, кажись, выглядывал”. Все на нас как посмотрят! А она не понимает момента — и про геморой еще открытым текстом интересуется. Мол, есть такая докука у меня или пронесло. У нее, мол, наличествовало. И рецепт мне по лечению хвори диктует. После этого сюжета с Геннадием сразу и развелась я.  Разные мы с ним по характеру люди оказались.

И все начали Машину ситуацию со свекровью жарко обсуждать, хоть и было это в прошлом десятилетии уж. И у Маши той второй брак и выписок в ее жизни еще три штуки случалось.

Сын не рад пополнению в семействе. Грозит к бабе Дусе жить уйти навсегда

А на Веру Леонидовну внимания обращать вовсе перестали. И она сидит себе тихонько. Яблоки полезные ест. Сестра вот ее, Люба, выписывалась просто. Забрал ее муж и домой отвез тихой сапой. Люба там с дитем возилась и в гости никого не пускала. “Сглазите мне дитя или инфекции ему какой припрете”, — так Люба родственникам заявила.

Сходили на детскую площадку. Сбежали от местного общества и более туда ни ногой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.