17 августа, 2022
знакомство с родителями

Мама невесты знакомиться пришла. И сбежала в шоке

У Вали сын Коля с девушкой месяц назад встречаться начал. С миленькой брюнеткой. Машей ее звать. Валя, конечно, Коле своему сразу сказала.

— Ты, — сказала она, — Коля, голову-то буйную не теряй. Ты еще очень молодой парень. Хомут на шею раньше времени не навешивай. Присмотрись, так сказать. Таких Маш еще множество будет на жизненной твоей орбите.

А Коля охотно сразу согласился:

— Какой мне еще хомут? Только вон на первом курсе обучаюсь. Мне еще рановато о всяком таком задумываться. Мне еще нагуляться бы от души и с запасом. И с Машей мы четыре счастливые недели всего в знакомстве состоим. И имеется промеж нас обычный легонький интерес. Хохочем, в сене валяемся. Все как у романтической молодежи принято. А с тобой, маменька, Машина родительница побеседовать хочет. Общительный она человек и поэтому мечтает с тобой подружиться.

— Коли хочет, так пусть и подружится, — Валя ответила и пошла торт “Полет” покупать: за чаем с посторонними людьми быстрее сойтись можно.

И вот к вечеру нагрянула мама Маши — пышная такая женщина, с небольшими усиками. Пришла с букетом красных гвоздик и палкой колбасы.

Обнимает Валю тепло — как близкую подругу. И гвоздики с колбасой всучивает.

— Будемте знакомы, — радостно говорит, — а я — Глафира Петровна Куликова, собственной персоной. Заведую продмагом номер шестнадцать, семейное положение — в браке. Тысячу девятьсот пятьдесят девятого году рождения, местная. А вас Валей зовут. Милое имя! Признаюсь — мы с Машенькой очень довольны творящимся развитием сюжета. Маша наша такая довольная стала, как с Колей вашим отношения завязала. Очень он на нее положительно влияет — на учебу поступать вновь вздумала, характером смягчилась. Мы с отцом прямо ждем как далее события складываться начнут. И хорошо бы, Коля ваш заделался нашим официальным зятем как можно скорее. Осень на носу — хлебосольная пора. Отлично в такую пору свадьбы-то гулять. И положительный молодой парень у вас получился — не курит, не хам и пошляк. С Машей очень обходительный. Все ей в ушко дует и гулять водит на природу. Смотрим на них с отцом и плачем от счастья.

— Прямо так берете и плачете? — Валя уточнила.

— Конечно, — Глафира Петровна заверила, — нам уж есть с чем сравнить. У старшей-то нашей, Оли, совсем другой мужчина проживал. Петр его звали. Вот уж и натерпелись! Сейчас-то они уж с Олей расстались. Но за три года нахлебались с ним разного лиха. Позднее Петр продмаг наш обнес — и заточили его в казенном доме. Так и расстались.

— А чего уж он, Петр этот, в браке отмачивал?

— А всякого творил, — Глафира Петровна утерла слезу, — на шее вон нашей фактически сидел. Уволился с работы. И сидел. Мы с отцом кормили и одевали все это лихолетье Петю. Все брали ему: и носки, и трусы. Ваш-то Коля, небось, не такой? Не замечали за ним подобного?

— Не такой, наверное, — Валя ответила, — он пока еще студент желторотый. Рано судить.

— А я и вижу, — Глафира соглашается, — что парень человечный. Порой в шутку-то, проверки ради, предложим ему носков купить — так он отмахивается: не надо, мол, у меня еще целых две пары есть. А жить-то, Валя, где молодые наши будут, не знаете? У вас али у нас? У вас, вижу, две комнаты. У нас — три, улучшенная планировка. Но у нас бабушка пожилая имеется еще. И Оля с дитями — от Пети прижитыми — тут же мыкается. Молодым тут или с бабушкой, или на сундуке в прихожей. Жить так, конечно, можно, но не сильно вольготно. Колбасой угощайтесь!

— Чья же это бабушка, — Валя интересуется.

— Да моя личная бабушка, из деревни взяли. Думали, за Олиными ребятами нянькой походит. А она сама дите сущее оказалась. Глаз с нее спускать нельзя — делов натворит.

— А что же это за деревня у вас такая? Живописная ли? — Валя беседу поддерживает.

— Да самая обычная. Портнягино. Слыхали, может? Так вот. Пожалуй, пусть у вас пока молодожены наши обоснуются. Маша мне про вас многое рассказывала — одинокая вы женщина, заботами особыми не обременены. Со службы придете и ноги в потолки — семечки тыквенные кушаете и периодику листаете. А у меня баба Тося и пара внучат жару задают. А так — с молодыми поболтаете, в лото по вечерам посидите. Все не одной в пустой хате выть. Кушайте же колбасу, право слово, и не стесняйтесь!

— А знаете, — Валя колбасу надкусывает, — полезные эти тыквенные семечки до ужаса. Все доктора настоятельно рекомендуют для печени.

— Мы более подсолнечник, — Глафира Петровна отвечает, — уважаем в семействе. Но тут еще вопрос один стоит. У Маши нашей, как вы догадываетесь, тоже небольшой ребенок имеется. Мы его особо не афишируем, но и не скрываем. Дитя этот в Портнягино отдыхает — у родственников молоко парное пьет. Но скоро в город явится — в школу ему положено, во второй класс.

— А полезно, пожалуй, молоко-то парное пить, — Валя говорит, — я вон в детстве его буквально обожала. Щеки от него румяные.

— Румяные-румяные, — Глафира Петровна на часы посматривает, — скоро сами убедитесь. А пока мы таким тесным кружком сидим, то и давайте решать: где свадьбу гулять станем? Выбор, правда, невелик — в ресторане при гостинице или кафе “Вечер” нанять. Можно, конечно, в Портнягино отметить — прямо посреди двора. Столов наставим, солений всяких. Гармониста пригласим. Как в старые времена. Так и дешевле выйдет. Вы, Валя, к какому варианту более склоняетесь?

— А я тоже музыку обожаю, — Валя отвечает, — порой так за душу она цапает, что слезы брызжут сами собой. Пластинку сейчас вам заведу. Карел Готт там поет. Можем и вместе попеть, а потом в лото перекинемся. Желаете?

— Не желаю, — Глафира Петровна нахмурилась, — и вас решительно не понимаю. Будто вы странный человек какой-то. Про дело общаться не хотите, все о глупостях спрашиваете.

— Дык тут все, — Валя отвечает, — очевидно. Я тут пока с вами лясы точу, у меня в том же Портнягино несколько внучат скучает. Чегой-то, плачут, бабонька за нами на телеге не скрипит. Коля мой, поделюсь по-женски, из молодых да ранних. Со школьных лет аж троих состряпать умудрился. От разных женщин. И всех не признал. Я ему говорю, бывало, ступай-ка Коля, детям копейку какую отнеси, а он — в отказ. Я, говорит, юн для детей. Мне бы все развлекаться и от малейшей ответственности бежать. А Портнягино это — все довольно близкие родственники. И очень вы на бабу Тосю нашу смахиваете. У нее тоже усики похожие имелись. Небось, и мы с вами какие-нибудь кузины друг дружке. Давайте-ка родословную порисуем? Но торопится нам с родословной нужно — с минуты на минуту гражданский мой супруг нарисуется. Отбывал он двадцать лет — и вот возвращается. Колбасы ему поесть немного отложите — с дороги человек. А так угостится, так немного душой оттает. Может, и не станет нас с вами гонять по ночным улицам. Но это не точно. Он-то ведь не один придет, а с корешем Петей каким-то. На двоих им колбасы маловато.

А гостья тут встала и к двери пошла. На прощание Валя ее троекратно расцеловала. Хоть Глафира Петровна и отбивалась. И у виска крутила пальцем.

А с Машей Коля вскоре и расстались — характерами не сошлись. Бывает такое у людей часто.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.