Декретные блогерши Маня с Дусей. История одного успеха

Декретные блогерши Маня с Дусей. История одного успеха post thumbnail image

Две подружки, Дуся с Маней, в декретах долго сидели. Сидели, сидели. И решили блогерами стать. “А что, – подумали они однажды, – все нынче блогеры. И мы хотим. Не скучно и деньги свои личные заведутся. Не будут супруги лишним хлопчатобумажным бюстгальтером попрекать”.

– Будем писать, – мечтала Дуся, – про всякое. Про детишек, к примеру. Как они кашу кушают и поправляются в килограммах. Или как стишки читают и аппликации клеят.

– А неужто это интересно, – ей подруга Маня отвечает, – чай, в каждом дому кто-то небольшой сидит и кашу ест с аппликациями. Так, пожалуй, денег и не заработаешь.

– А мы смешно снимать станем, – Дуся не теряется, – детишки чтобы в каше манной все перемазанные, а аппликации на рисунок портрета мамы заменим. Мам обычно ребята потешно изображают – каракатицами какими-то головоногими.

И вот сняли они ролики смешные – с кашей и всякими выкрутасами за столом. А детишки карактиц от души порисовали. Но отклика не сильно много вышло к ролику этому. Кто-то про цветы жизни уныло написал. А другой читатель сообщил, что такие мамы внешне совсем не в его вкусе. И тишина дальше полнейшая.

– А давай, – Дуся призадумалась, – не только детишек показывать будем. А себя в натуральную величину. Как суп с фрикадельками варим или генералим тещину комнату? Генералим и про тещу рассказываем. Твоя-то маменька – тот еще кадр. Есть чем читателя развлечь. Распишем, как она в Саратовскую область с любовником молодым сбежала. И сидит там, кур ощипывает. С внуками не общается.

– А чего это мою маменьку трепать, – Маня отпирается, – уехала и пусть уж. Мы в ее хате пока спокойно проживаем семьей. Давай-ка лучше про твоего Серегу расскажем. Как он борщ тебе на прическу в прошлом году опрокинул? Вот хохоту будет! Такие рассказы все любят. Замучаемся деньги тратить.

– А это уже лишнее, – Дуся говорит, – такое про семью показывать. Может, рыжего кота Тимошку снимем? Как он моет части тела своего кошачьего?

– Так дело не пойдет, – Маня отвечает, – котов рыжих будто люди не видели. Лучше я про Колю своего историю напишу. Как он был женатым, а я беременная и несчастная. И мы долго сходились. Трудное счастье, то и се. Такое читатели обожают.

– А он, Коля твой, разве был тогда женатый?

– Не был, конечно, но история мелодраматическая выйдет. Все плакать станут навзрыд. И денежки.

И написала Маня историю на десять листов. И карточки еще свои показала – вот она беременная на диване одиноко сидит, а вот Коля с первой женой по улицам ходит. Хотя это сама Маня была, но еще худая и в панамке. Но сразу и не разберешь – кто там ходит в головном уборе. Тридцать кило здорово внешность меняют. И еще карточку счастливой семьи всем показала в конце. Где сама Маня на каблуках, Коля причесанный и трое их прекрасных детей. Все улыбаются.

А вот тут читателям очень все понравилось. Писать всякое как кинутся!

– Бессовестная, – какая-то женщина откликнулась, – увела мужчину из семьи! Как вас, разлучниц, земля носит? И на диване еще сидит!

– На пузо взяла, – мужик с бородой отметился, – в стойло оленя заманила! У-уу!

– Жена куда интереснее была! А вы – каракатица.

– А я рожала тяжело. Хоть и платно. Рассказывать?

– А где рожали?

– Да бросит он и ее! Вон, рожа какая ненадежная!

– Может, и не бросит. Но изменять будет – это уж как пить дать!

– И дети на него совсем не похожие, – это снова бородатый лезет, – тут бы покопаться в истории. Мужик, который муж обманутый, срочно ДНК делай. У-уу!

– Вам, Маня, к психологу срочно надо. Советую Калошину. Очень помогает в семейной жизни. Мне помогла – развелись и живем счастливо! Всем Калошину рекомендую!

– Для одних пособий детей нарожали! И не воспитываете! Не стыдно? Не работаете, небось! На детские слезы себе бюстгальтеры покупаете! В глазах любви совсем к детишкам нет. И младенца держите неправильно.

– Да никто сейчас не работает! Вот мы раньше уж как работали! И дети росли спокойными – кашу по лицам не мазали. И мам нормально рисовали.

– Подскажите, а какого числа в марте месяце пособие? Что-то нет его!

– Какое там пособие? Копейки. Экономит страна на своих гражданах. Вот в Норвегии все лучше.

– Физиономия у вас знакомая! Вы не Маня Сидорова? Анапа, девяносто первый год, отряд “Молодые орлики”. Там Маня похожая была. Целовался с ней впервые в жизни. Маня, если это ты – давай еще поцелуемся? Я Казимир.

– На Колю бы вашего даже внимания не обратила. До чего невзрачный супруг! Вот мой летчик.

– Она и сама не шибко красавица – при ее весе рост нужно иметь три метра и сорок семь сантиметров. Это я, психолог Калошина.

– Калошина, и мне на картах погадайте!

И сдвинулось дело с мертвой точки. А Маня с Дусей писали днем и ночью. И про фрикадельки писали, и про маменьку в Саратовской области, и про борщ на голове. Тимошку рыжего показывали. И Колю за рубкой дров. Серегу нетрезвого один раз. Рецепт каши из топора. Фотографии детства и юности с Казимиром в пилотке. Расклады карточные публиковали. И отзывы на психолога Калошину.

А потом темы как-то иссякли. И блогершами быть надоело. И денег маловато. Какие это деньги? Плюнули и на работу обычную пошли. Благо, декреты все окончились.

Ошибка

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Post

Не могу простить матери отчима. Не общаюсь с ней восемь летНе могу простить матери отчима. Не общаюсь с ней восемь лет

Лида не общалась с мамой своей уже восемь лет. Сначала она думала, что вот такое игнорирование родительницы будет непродолжительным. Так, слегка накажет ее Лида за прошлые прегрешения. А потом с

муж зек ждули

Дети против моего мужчины. Это моя мать их науськала. Реву суткамиДети против моего мужчины. Это моя мать их науськала. Реву сутками

У Любы с детьми полное непонимание образовалось. Ее сыновья, Кеша и Николаша, выказывали неуважение к родительнице и совсем отбились от рук. Ребята – погодки. Двенадцать и одиннадцать лет. Возраст непростой.

старый муж

У меня старый муж. Девочки, сто раз подумайте!У меня старый муж. Девочки, сто раз подумайте!

Семейная жизнь Светы катилась под откос. С каждым днем, месяцем и годом скорость скатывания росла, брак ее превращался в бессмысленное и тягомотное мероприятие. В муже Игоре она все меньше видела