26 октября, 2021

За что Ленин любил садистку Залкинд?

1 апреля 1876 года в Могилёве в богатой  еврейской семье родилась Розалия Самуиловна Залкинд.

Товарищ Демон родом из купцов

Революционерка Розалия Землячка имела несколько прозвищ, ярко характеризующих ее лютую сущность. Однопартийцы называли ее «Больная», «Чёртова баба», «Фурия».

Сама Розалия любила называть себя Демоном. Этим характерным прозвищем она обзавелась еще задолго до революции. После 1917 года у нее появится еще один любимый псевдоним — Землячка. Любила она и еще одно свое прозвище — Осипов. Но Демон ей будет нравиться гораздо больше прочих имен.

Розалия Самойловна Залкинд, дочь чуждого Советам буржуазного элемента, построит невероятную карьеру — дослужится до Председателя Совета народных комиссаров СССР. Эта должность примерно равна нынешнему вице-премьеру правительства.

Ее, первую в СССР женщину, наградят и орденом Красного знамени. Данная высокая награда нашла своего героя за преданность партии и большую роль в воспитании бойцов Красной армии.

Розалия не будет ни выдающимся теоретиком революционных идей, ни грандиозным оратором, организующим многотысячные митинги. На заре своей карьеры она станет идеальным исполнителем воли Ильича.

Будет бесконечно мотаться к Ленину, пока он находился в европейской эмиграции. Там она отчитывалась лидеру о текущих революционных делах.

В отчетах Розалия никого из партийных не покрывала, ничего от будущего вождя не утаивала.

Получала от Владимира Ильича необходимые инструкции и возвращалась в Россию — ревностно их претворять в жизнь.

С теми товарищами по партии, кто допускал ошибки, разбиралась Розалия Самойловна жестко.

Ленин по-настоящему ценил эту женщину — в ее преданности он не имел сомнений. Хотя и у них случались расхождения во взглядах.

Залкинд даже не затронут репрессии 30-х. Наоборот, они помогут ей достичь новых карьерных высот — Розалия станет одним из ближайших помощников Сталина.

Розалия Самойловна проживет довольно долгую и вполне обеспеченную жизнь в знаменитом Доме на Набережной.

Отойдя от активных партийных дел, пожилая уже Розалия будет развлекать себя подачей бесконечных жалоб на соседей по лестничной клетке.

Помимо этого, она продолжит работу в комиссии партийного контроля при ЦК ВКП — будет контролировать дисциплину и соблюдение этических норм партийцами. По сути, будет служить пугалом для молодых коммунистов.

Похоронена “Чертова баба” с большими почестями в Кремлевской стене.

Именем Землячки, кровавой убийцы, погубившей тысячи людей, до сих пор названы улицы во многих российских городах. В Москве, Киеве, Одессе улицы Землячки были переименованы. В Волгограде, Воронеже, Нижнем Новгороде, ряде других городов улицы имени «фурии революции» есть и сейчас.

Разрушить мир до основания

Родом Розалия была из семьи богатейшего киевского купца. Воспитывалась в доброй и благоприятной атмосфере. С малолетства родители будут тщательно заниматься Розалией: обучать девочку, возить за границу, баловать вниманием.

Она была любимой дочерью — самая способная, самая умная. Братья не дотягивали до нее, признавали первенство сестры.

Много читала, с детства ее увлекала социология и исторические труды. При этом мягкостью характера Розалия никогда не отличалась — ребенком была вспыльчива, настойчива. Суровый вид, поджатые губы, колючий взгляд.

Революционными делами юная Залкинд будет увлечена фанатично, со времен учебы в гимназии.

По окончании обучения прогрессивных взглядов отец отправит ее во французский университет — учиться на медика. Медицина Розалию не тревожила, а вот революция вызывала жгучий интерес. Поэтому учебу она бросила, вернулась в Россию — здесь ждали важные дела.

Что гнало ее, обеспеченную, образованную, понятия не имеющую о людской нужде, в революционный вихрь? Вопрос однозначного ответа не имеет.

Показательно, что и два других ребенка четы Залкинд тоже будут замечены в антиправительственной деятельности — на своей шкуре ощутят прелесть “застенок”.

Официально Розалия работать не будет до октября 1917 года — деньги на жизнь ей будет выдавать партийная касса.

Дочь купца буквально болела идеей “разрушить старый мир до основания”.

Революция стала ее идолом, Ленин — кумиром.

В событиях 1905 года она приобретет полезный ей в будущем опыт — самолично примет участие в уличных боях с царскими войсками.

Будет сослана на каторгу в Сибирь, откуда успешно сбежит.

Крым: сама сидела за “Максимом”

Свою дурную славу “фурии красного террора” Розалия приобретет в Крыму. Именно туда она была направлена для наведения порядков в должности секретаря обкома партии. Задача обозначена просто — ни один белогвардеец не должен проникнуть на материк.

За дело Землячка принялась с привычным жаром — работала по 20 часов в сутки, требуя того же и от соратников. Красный террор в Крыму процветал. Зверства Розалии шокировали даже ее сторонников.

На тот момент в Крыму было порядка 40 000 солдат и офицеров Белой армии. Остатки армии, поверившие правительству и оставшиеся на родине. Им предложили зарегистрироваться в спецпунктах — в противном случае их ждал бы расстрел. В случае регистрации, якобы, власть помилует их. Люди шли «отмечаться»: сообщали свои имена,адреса.

Так появилась приличная база для будущих расправ. В места регистрации “беляков” приходили отряды — истребляли всех, кто жил с вражеским элементом, а также совершенно случайных людей.

По оценкам историков, Крым потерял в тот период около 120 000 человек. Уничтожали всех без разбору: интеллигенцию, рабочих, вчерашних учащихся, маленьких детей. Пощады не было никому.

Города опустели — люди боялись выходить на улицы. Царили голод и разруха. Спецотряды, вламываясь в дома местных жителей, отнимали у них последнее — продукты, одежду.

Свидетели тех событий говорили, что после ухода товарища Демона из Крыма, Черное море стало красным от крови. Пулеметы не замолкали месяцами — новая власть подтверждала свои права.

Порой Розалия, подустав от бумажных дел, и сама не гнушалась построчить из “Максима”.

Подчиненные дрожали перед Розалией. Худая, бледная, с фанатично горящими глазами она пугала даже махровых революционеров — перед ней вставали по стойке “смирно” все. Выполняли приказы, в том числе, и глупые, недальновидные, бессмысленные.

Позже бывшие соратники будут характеризовать Землячку как человека крайне нервного, больного: “бешеная”.

Единственное, о чем в ту пору разгула террора и жалела Розалия, было то, что больно много тратится патронов на приговоренных к казни людей. Просто непозволительно много в условиях Гражданской войны! В целях экономии она приказывала людей не расстреливать, а топить. И их топили — вывозили в море на баржах.

Во многих городах полуострова видели ее тогда: резкую, жесткую, в комиссарской кожанке, хромовых сапогах и маузером на поясе.

Жестокости землячки поражались даже бывалые чекисты. За садизм и неуправляемость на Землячку коллегами писались жалобы Ленину.

Когда этих жалоб стало очень много — Розалию отозвали с полуострова. Ленин, правда, при встрече с ней лишь с улыбкой уточнил: «Ну, рассказывайте, как вы там свирепствовали…». Розалия четко отчиталась.

Советская пресса позже будет писать о том, что Землячка, работала не покладая рук, не жалея сил. Все для блага народа.

Психиатры, изучая биографию Землячки, высказывали предположения о возможном психическом заболевании революционерки.

Розалия Самойловна, вероятно, страдала от социопатии. При этом заболевании человек практически неспособен испытывать привязанность к другим людям, сочувствовать им, испытывать чувства вины или раскаяния. Социопаты эгоцентричны, импульсивны, жестоки.

За желанием участвовать в революционной борьбе, служить делу освобождения народа, возможно, стояло банальное желание собственной власти.

Влившись в ряды партии, Розалия отказалась от всего, что является ценным для человека — семьи, любви. Она отказалась от родителей и братьев, дважды выходила замуж и оба раза быстро покидала мужей. После этих двух быстротечных браков, тема личной жизни была закрыта навсегда. Всю себя она отдавала партии.

Даже хоть сколько-то близких людей рядом с Розалией Самойловной не наблюдалось до конца жизни. И даже над своим кумиром, Лениным, ей удалось хоть и недолго, но “повластвовать”. На деньги своего отца Розалия одно время умудрялась издавать Ленинскую революционную газету “Искра”.

Пожалуй, единственные люди, которые отзывались о ней с искренней теплотой были Иван Папанин, тот, что станет известным полярником, и Александр Фадеев, писатель. На момент знакомства с Розалией им было лет по двадцать. Она — в два раза старше. К Фадееву и Папанину относилась покровительственно. Папанин даже называл ее своим ангелом-хранителем.

Речь не идет о романтических отношениях. Землячке вообще было несвойственно дружить с кем-либо.

Показательный момент. Биограф Землячки Овалов в одобренной партией биографии революционерки признавал: «Любить её в том сентиментальном смысле, как это обычно понимается, будто и не за что».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *