1 июля, 2022

Не могу выпросить кольцо у парня: живу с ним безвозмездно, то есть даром

Они ехали в трясущейся маршрутке с рынка на самой окраине города. Рынок по причине удаленности славился низкими ценами буквально на все.

Народу в маршрутке было больше, чем ей было полагалось: граждане тесно жались друг к другу, толкались на поворотах, шуршали пакетами и гремели торбами. Было душно.

Тетка, державшая в поднятой руке пластиковый пакет с рыбой иногда задевала Яну этим самым пакетом. Шапка съезжала на глаза, Яна сердилась, возвращала головной убор на место. Тетке замечаний не делала, опасалась ее грозного и скандального вида. с такой связываться — себе дороже.

На рынке они покупали Славику джинсы. Джинсы были модными — узкими, из какого-то тянущегося материала, с карманом сзади. Славику на примерке очень шли — он в них такой лапочка.

Ее Славик работал в магазине — продавал пылесосы и чайники. Денег у Славика было мало — он снимал квартиру, отдавая почти всю свою небольшие зарплату.

При этом Славик любил одеться и поесть, вполне мог себе позволить, ему помогали родители, живущие в деревне. Мать Славика, работавшая в поселковой амбулатории, умудрялась гнать самогон. «Излишки» денег отправляла сыну Славе. Славик, получивший перевод, начинал «кутить»: покупал себе роллы на обед, отоваривался приличными бритвенными станками, хорошим чаем или вот джинсами.

Вместе они жили уже целых полгода. Яна считала себя замужней женщиной.

Она и раньше жила, конечно, с парнями, но не более месяца-трёх длились эти “замужи”.

Те ее предыдущие кавалеры как-то быстро показывали свои истинные личины: начинали пить пиво ежевечерне и по выходным, позорно лезли к ее подругам, не приходили ночевать в семейное гнездо. Отдельные кадры даже Яну слегка поколачивали. И как-то быстро все у них заканчивалось, вяли помидоры любви.

Расставались почти по взаимному согласию. «Гражданские мужья», каждый в свое время, кто раньше, а кто и позже, предлагали Яне выехать по месту прописки. А Яна, уже как следует помотавшая на кулак сопли несчастной любви, была в общем-то уже и не против.

Возвращалась к девчонкам в общежитие. Яне повезло, она снимала комнату в общаге за сущие копейки. Удаленность этой общаги от цивилизации компенсировалась ее низкой стоимостью. И хорошей компанией. Девочки там жили все хорошие, деревенские, простые и сочувствующие, такие же, как и сама Яна.

Они познакомились со Славой летом, на городском пляже. Славик был с другом — они были немного навеселе, шутливы и решительны. А Яна была одна — пришла загорать. Слово за слово — познакомились. Славин друг, оказавшийся женатым молодым человеком, ушел к супруге, а они остались вдвоем.

Гуляли почти всю ночь, он за ней ухаживал: покупал пиво, семечки и шоколадки, да и вообще чего Яна пожелает. Аккуратно держал под руку. Не наглел, не лез лапать грудь или целоваться с языками.

Под утро даже цветок ей купил. В первом же открывшемся цветочном киоске. Красную розу. Символ страсти и обжигающей любви.

Та роза оказалась на подломленном стебельке. Хитрая продавщица на какую-то спичку насадила цветочную головку, создав видимость товарного вида. Дома цветок сразу завял — свесил печальную потемневшую голову.

Роза завяла, а чувства Славика, к счастью, совсем нет.

Стали жить вместе.

Славик сам ей это предложил. Мотаться к ней в общагу на край света ему попросту надоело. А Яне было мало Славика только раз в неделю. Хотелось нормальных отношений. Чтобы гости по выходным, подарки на праздники, кафе и кино.

Яне тогда казалось, что она выиграла в лотерею.

Но кино было мероприятием очень редким, а в кафе и вовсе они были один раз. Тот женатый друг Славика приглашал их на годовщину свадьбы.

Счастливая жена этого товарища оказалась девицей неприятной. Жеманной и тощей селедкой. На Яну посматривала с пренебрежением.

Посидели в тот единственный раз плохо: Славик как-то сразу напился, сидел за столом бледный и осоловевший. Потом немного подрался с барменом, Славику показалось, что его обсчитали.

С подарками тоже не сложилось. Ни на месяц их знакомства, ни на день рождения Яны он ей ничего не подарил.

Про месяц со счастливого дня знакомства на пляже он забыл, а на день рождение приболела его мать. Славик тогда подорвался и уехал в деревню. В качестве “подарка” перевел Яне целых триста рублей на ее телефон и привез из родного дома кусок сала, который сам же и съел.

И вот теперь они едут в маршрутке. Яна точно-точно знает, что у Славика финансы имеются. С самогоно-врачебного транша у него денег осталось достаточно. Мамка Славика нынче расщедрилась. И премию им перед праздниками новогодними дадут. Слава ей сам похвастал.

А Яна так давно мечтает о колечке. Никаких бриллиантов и прочего невозможного ей не надо. О простом золотом колечке тоскует ее девичье сердечко. Вовсе и недорогом. У нее и кольца-то вовсе никогда не было, золотого. Двадцать шесть лет бабе, а кольца на пальце не отросло. Была какая-то бижутерия, но это не считается.

Яна уже нужное украшение и присмотрела, и примерила. И Славика в магазин затащила. При нем и примерила. Крутила рукой, сияла глазами, жалась к Славику. Но Славик делал вид, что не понимает посыла. Криво лыбился, сидел в телефоне, отворачивался. Потом и вовсе из магазина выскочил, побежал отвечать на важный звонок. Продавец на Яну с жалостью смотрела.

И сейчас Яне досадно, обидно, слезы закипают. Горячие, злые, униженные. За ту жалость в ювелирном, за сало и рыбу в пакете.

Тетка с пакетом напирает. Давит полным пузом Яне на плечо, пакетом перед глазами машет.

Славику-то хорошо, он у окна сидит, Яной надежно от прочих пассажиров защищенный. Сидит в телефоне, играет в глупую игру. Губы вон дует и глазами вращает, как дурачок какой. Яна от тетки к Славе жмется, а тот ее отталкивает — не мешай играть.

На Новый год он ей подарит что-нибудь нелепое и “романтическое”, например, игрушечного свиненка с сердцем на груди. В честь года свиньи, конечно же. Свиненок будет пылиться на полке, из розового превратиться в грязно-серое несчастное создание. Которое и радости никому не приносит, а лишь мешает и собирает гадких пылевых клещей. Яна их видела на картинке, этих клещей, очень неприятные существа.

Свинку Славик, конечно же, купит в самый последний момент, когда уже все торговцы на остановках начнут сворачивать торговлю, сбрасывать непроданный товар с лотков в мешки. Эти поросята будут идти уже по бросовой цене. Славик быстро схватит первого попавшегося порося, сунет торгашу пятьдесят рублей и бегом — салаты жрать, водку пить.

Иных подарков ей и не видать. Яны незаметно вытерла слезу, шмыгнула носом.

Вон Лидке, бывшей общаговской подружке, парень подарил планшет на день рождения. Взял кредит на пять лет. И подарил планшет. Лидка довольна, как слон. Наделала кучу фоток на тему “Я и мой планшет”, в интернет их скопом вывалила. Яна видела эти фотки. Там иногда и виновник торжества, Лидкин Вася, проскакивал. Лидку по-хозяйски там обнимает, в планшет глазом косит.

Лидка только о планшете и говорила. А еще о том, что счастье — это дело рукотворное. Хочешь счастья — работай, трудись, прилагай усилия. Вот она, Лидка, прилагала усилия. Васю охмуряла, над отношениями работала, планшет продавливала.

Яна потолкала Славика локтем. Тот недовольно скуксился. Она мешала ему играть. Громким шепотом рассказала Славику историю про Лидку и планшет. Подхихикивала, заглядывала Славе в глазенки. Что думает? Понял ли? Будто бы это все про Лидку шутка такая смешная: денег нет, а он ей вон, смотри-ка, планшет в кредит. Славик сморщился и назвал Лидкиного поклонника Васю обидным словом. Продолжил играть и пучить глаза в экран.

Рыбные хвосты в теткином пакете подтаяли. Пара капель упала Яне на шапку и колени. Было тошно и обидно. Яна осуждающе посмотрела на тетку. Та потрясла пакетом у Яны перед носом.

Славик казался мерзким. Руки вон у Славика потеют, а на губе повисла крошка. Очень он неприятный, этот Славик. За полгода разъелся. Фигура какой-то стала женской. И штанишки эти узкие попу Славика неприлично обтягивают, как-то по-бабьи даже. И ест он неприятно — пальцем в рот еду подталкивает. И чай пьет отталкивающе. Громко прихлебывает и стонет. Очень и очень это противно.

И такой он был неприятный ей в тот момент, такой он был самодовольный и гадкий, что Яна открытым текстом спросила про новогодний подарок.

Купил ли его уже Славик или только намерен. И что если Славик не купил, то это и хорошо. Потому что счастливой ее может сделать только скромное и золотое колечко. Спросила с обидой и претензией. Строго спросила. Славки изобразил тугоухость. Яна прибавила голосу. Тетка перестала размахивать своей рыбой, прислушивалась. Тугоухость Славика прогрессировала. Яна, вытирая с лица рыбьи капли, спросила громко почти крикнула. Маршрутка перестала шуршать и гудеть: все слушали. Всем интересно, чем там с подарком дело кончится.

Славик завозился, вслух начал комментировать игру, потом набрал женатому другу. Глупо подмигнул Яне, уставился в окно, обсуждая с товарищем какой-то текущий в машине радиатор.

Из маршрутки вышли врагами. До дома шли молча, на расстоянии.

Дома Славик сразу напялил джинсы, поохал, что красят они. Толстые Славиковы ляжки сделались синими, какими-то зимними, праздничными.

Яна тем временем демонстративно кидала в рюкзак свои вещички и собиралась на выход. К девчонкам, в общагу. А Славик не держал — тер синие ноги, пыхтел про “деньги на ветер”.

Новый год в общаге у Яны был шумный, вкусный и веселый. Счастье — дело рукотворное.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.