17 августа, 2022
туфли мечты

Туфли мечты

Пошла Маргарита однажды за обувью. Взяла младшую свою сестру Олю и пошли они дружно справлять обнову. А просто Маргарита накануне зарплату первую в жизни получила — шесть тысяч рублей. И мечтала купить себе по такому случаю что-либо очень памятное. Чтобы на долгие-долгие годы память была. И обувь — туфли лаковые, к примеру — очень на такую роль подходили.

Сначала долго на трамвае в центр ехали — целое путешествие. Потом в кафе зашли — в путешествии, понятное дело, оголодали — сока выпили томатного и по чебуреку съели. И сразу хорошо им стало, сразу выходное настроение заиграло. И за покупкой двинулись. Такой вот приятный досуг.

Обувь в центре продавалась разная. На любой, так сказать, кошелек. Под открытым небом — для неприхотливых слоев населения. Тут картонки всюду заботливо набросаны были — вставай на них и примеряй вещь в свое удовольствие. Китайцы торгуют бойко — из больших мешков обувку тянут — мятую и густо пахнущую. Будто деды Морозы они, а не работники стихийной торговли. Тянут — и покупателям в руки охапками суют. Если примерить да не купить — вслед тебя нехорошим словом назовут. Матерным — таким на стройках люди обычно ругаются. Слово хоть и обидное, но из уст китайцев смешно звучит. Никто и не обижается.

А Маргарита с Олей точно знали: если в такой обуви день походить, то ноги в цветное окрашивалась. И потом еще немного чесались. Смыть краску с конечностей вообще-то можно — но только с белизной и длительным кипячением. Лучше и не связываться. Не экономить на своем единственном здоровье.

Неприхотливые слои толкались на картонках сразу семьями. Спешили управиться с покупками и на пригородные свои электрички успеть. С авоськами, баулами, детьми, тетками, дядьями, бабками да дедами. И дети все у них похожие — белобрысые и в кепках козырьками назад. Мороженое едят и на китайцев смотрят, хихикают. Смешно детям.

— Колька, Васька! — покрикивали неприхотливые на своих белобрысых с мороженым, — меряйте быстрей чеботы эти! Из-за вас на электричку опять опоздаем! Чего рты разинули? Китайцев обычных не видели?! Мухи вон в роты-то нагадют щас!

Пожилые родственницы выписывали Кольке и Ваське затрещин — задавали нужное ускорение. И все немного кричали, подвывали, торопились.

Маргарита с сестрой Олей посматривали на тех, кто толкался на картонках с небольшим превосходством. Ишь, понаехали. Сами-то они, Маргарита с Олей, шли в торговый центр «Гермес’. Оплот цивилизованной торговли. Там продавалась такая же обувь, что была в китайских безразмерных мешках — но уже под капитальной крышей оплота. И всюду стояли пуфы, на которые можно присесть и спокойно примеркой заняться. И продавцы-консультанты еще полагались, а не китайские деды Морозы. Интеллигентные женщины. Многие — из педагогики. Цивилизованная торговля потому что под крышей происходила. Это тебе не на картонке балансировать.

— Нормально вам, — говорили обычно покупателям продавцы-консультанты, — моделька просто отлично села. У нас такие модельки улетают в момент. Буквально как пироги горячие. Ноская продукция. И выглядит богато. Сама в таких хожу второй сезон. Возьмите две пары — получите бесплатные шнурки из лыка.

И ходили Маргарита с Олей так по этажам — высматривали лаковые туфли с пряжкой. В отдельные павильоны (продавщицы называли их “бутики”) заходить стеснялись. Слишком уж они были роскошные — и павильоны, и сами продавщицы. Пахло там духами, а на покупателей персонал смотрел с небольшим презрением: дорого вам тут у нас, в бутике-то.

А потом Маргарита с Олей наконец-то заприметили туфли мечты — с пряжкой и лаковые. Маргарита именно так себе их и представляла. И цена не сильно высокая — от зарплаты оставалось еще на сок с чебуреком и один трамвайный билет. И в “бутике” — пусто почти. Никто на тебя презрительно не поглядит. Лишь женщина какая-то одиноко бродила, турецкие корсеты с рюшами рассматривала. Женщина очень стильная — в очках и шляпе.

— Небось, для молодого любовника старается, — Оля Маргарите шепчет. И смешно это очень. Хотя ничего смешного, если разобраться, не происходило.

И зашли они в “бутик”. И у полки с туфлями застыли. Маргарита робко лапку протянула — и лаковую туфлю сняла. А полка — высокая, в потолок аж — ходуном заходила вдруг. И туфли с нее сыпаться начали, гроздьями прямо. Падали перезревшими грушами на Олю и Маргариту. И они эти груши сначала ловить пытались даже безуспешно. Ойкали, пугались. А полка качалась-качалась — и крениться начала. А потом и вовсе рухнула. Грохот, шум! А из каптерки продавщица выскочила — на шум. От нее, конечно духами пахло, но и немного чебуреком. Обедал себе спокойно человек — а тут такое. Выскочила! Глаза у нее вытаращены на лоб, а из них молнии хлещут. Руками машет, а на груди бейджик красивый. “Продавец-консультант Галя” на нем напечатано.

А Маргарита с Олей, испугавшись крика, в сторонку шустро отскочили. Будто им обувь эта вовсе не интересна была. А интересны только турецкие корсеты с оборками. И они тут совсем не при делах. А женщина в шляпе — у полки зачем-то очутилась.

— Ах вы, сволочи, — накинулась продавщица Галя на женщину, — безрукие! Кукушки очкастые! Бутик укокошили!

И дальше уж совсем нецензурно выражаться кинулась. Как китайцы, но гораздо забористее. А женщина в очках изумилась и на продавщицу смотрит, рот приоткрыв.

А Маргарита с Олей — шасть из бутика под шумок. И смешно им, конечно, сделалось. Хоть и женщину в очках немного жаль. Да и туфли мечты не куплены.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.