28 ноября, 2021

Что произошло 19 июля? 19 июля 1914 года на Григория Распутина было совершено первое и неудачное покушение.

“Петербург, департамент полиции.

Три часа дня 29 июня Покровском Григорию Ефимовичу Распутину Новому, вернувшемуся Петербурга вечером накануне, улице, около его дома, куда он вышел послать телеграмму, нанесена рана живот кинжалом сызранской мещанкой Хионией Кузьминой Гусевой, 33 лет, проживающей Царицыне… Гусева задержана, преступлении созналась, заявив, приехала Покровское убить Распутина Нового религиозным побуждениям, участников не было, Гусева их тоже отрицает, проверка подозрительных Покровском более нет, здесь оказался петербургский корреспондент газеты Курьер крещеный еврей мещанин Литовцев Киевской (губернии) Вениамин Борисович ДУВИДЗОН… без паспорта удостоверения метрикой причта церкви Вилинского Воспитательного дома крещение телеграммы курьера запросил Петербургское сыскное отделение личности Дувидзона. Пострадавшему сделана операция. Наблюдает врач, рана порядочная, положение пока неопределенное. Исправник СКАТОВ”.

29 июня около 3 часов дня Распутин пошел отправить телеграмму.  К вышедшему за ворота Григорию подошла мещанка Хиония Кузьминична Гусева и поклонилась. Григорий решил, что женщина подошла за милостынею, хотел подать ей деньги. Хиония внезапно вытащила из-под платка нож и ударила Распутина в живот. Григорий схватился за живот и начал отбегать от дома — Гусева проследовала за ним с ножом в руках. По пути раненый Григорий отбивался от убийцы — поднятой с земли палкой  он ударил женщину по голове. Вскоре подбежали свидетели этого покушения и задержали Хионию. Гусеву арестовали и отправили в каталажку Покровского волостного правления.

Хиония Гусева

На тот момент покушения на Распутина Хионии Гусевой было 28 лет. Она проживала в Царицыне, занималась швейным делом, была крайне религиозной и малограмотной. Вследствие болезни была лишена носа. Лишение носа как следствие заболеванием сифилиса Хиония отрицала. Она поясняла, что в возрасте 13 лет ее лечили от головной боли и слабости ног сулемой, “испортили лекартствами”.

Хиония Гусева
Хиония Гусева

Хиония была прихожанкой Илиодора, жившего в Царицыне. Она была лично предана Илиодору и оставлась рядом даже тогда, когда священника лишили сана. Илиодор называл Распутина развратником и распутником. В беседах с Илиодором Хиона делилась своими планами “заколоть Гришку” и тем самым отомстить всем совращенным им женщинам. Распутина она лично видела в 1910 году, когда тот приезжал в Царицын по приглашению архиерея Гермогена.

Долгое время она следовала за Распутиным по стране, поджидая удобного для покушения момента. На преступление она решилась тогда, когда  Григорий прибыл в родное село Покровское. Заведомо она поселилась в Покровском под видом странствующей нищенки. Крестьянам, которые давали ей кров, она говорила, что приехала повидать старца-пророка.

«Я признаю себя виновной в том, что 29 июня в с. Покровском днём с обдуманным заранее намерением с целью лишения жизни ударом кинжала в полость живота причинила крестьянину села Покровского Григорию Ефимовичу Распутину-Новому рану, но задуманного осуществить не могла по обстоятельствам, от меня независимым, и в свое оправдание заявляю следующее: последние 15 лет своей жизни я прожила в г. Царицыне по Балтийской улице, в доме № 3 вместе со своей родной сестрой Пелагеей Кузьминичной Заворотковой, её дочкой Марией Григорьевной Заворотковой. Я — сирота. Я за это время четыре года до 1910 года прожила келейницей в частном доме Натальи Емельяновой Толмачёвой, на той же Балтийской улице, напротив дома № 3. Наставницей у меня была названная Наталья Толмачёва; с нами жила Евдокия Цуцкина, отчество её забыла. Читали здесь на квартире сорокоусты.

Четыре года назад у нас в г. Царицыне был Григорий Ефимович Распутин, заходил к нам в келью. Его мы и все принимали со славой, как человека, принятого бывшим архиереем Гермогеном. Гермоген велел отцу Илиодору водить Распутина по частным домам г. Царицына, где он прожил около недели и уехал от нас не знаю куда. В скором времени Распутин поссорился с названным Гермогеном и Илиодором в С.-Петербурге, после чего я спросила Илиодора: «Батюшка, чего не едет, как обещался, братец Григорий Ефимович Распутин?» На что Илиодор мне ответил, что славу ему он, Илиодор, дал через Гермогена и во время своей славы, Распутин открылся ему, Илиодору, в частной беседе, что он был развратником, пакостником и клеветал на батюшку Илиодора и архиерея Гермогена, что они как будто хотят убить его и за это они, Илиодор и Гермоген, пострадали, так как они в газетах написали про жизнь Распутина, например, в предъявляемом мне номере газеты «Свет» (был предъявлен № 127 от 18 мая 1914 г. газеты «Свет», где помещен фельетон «Илиодор и Гриша»). Слова Илиодора про Распутина из статьи этой газеты «Илиодор и Гриша» и повлияли на меня так, что я решила убить Григория Ефимович Распутина, подражая святому пророку Илье, который заколол ножом 400 ложных пророков; и я, ревнуя о правде Христовой, решила над Распутиным сотворить Суд Божий с целью убийства Распутина на первой неделе после прочтения статьи «Илиодор и Гриша».

Я купила за три рубля на толкучке, на базаре в г. Царицыне, у неизвестного мне человека-черкеса или армянина, как его звать не знаю, предъявленный мне кинжал. Покупать кинжал мне никто не советовал, не давал на его покупку денег; три рубля эти я сама скопила.

У меня было своих 39 рублей, и я уехала после Троицы, спустя неделю, в г. Тюмень машиной и пароходом. Отметка в паспорте. Неделю назад в воскресенье я приехала в село Покровское Тюменского уезда, где, как мне известно из газеты, Григорий Распутин проживает. Об этом я узнала в г. Ялте в редакции местной газеты «Ялта». В г. Тюмени я никуда не заезжала, а села сразу на пароход, на котором приехала в село Покровское. Здесь я остановилась на квартире у крестьян, как их звать, не знаю. О своём намерении убить Распутина я не сказала этим крестьянам, объяснив, что я прибыла в с. Покровское побывать у прозорливого старца Григория Распутина. Я пришла к нему в дом и спросила у девки (как её звать — не знаю), когда вернется домой Распутин. Она мне ответила, что он даст им телеграмму и приедет. Прошла неделя. Девочка моей хозяйки, имя её забыла, мне сообщила, что она у обедни видела Распутина, который уже приехал домой. С этого дня я стала следить за Григорием Распутиным возле его дома, сидела на крылечке местного волосного правления и вчера днём, после обеда, увидела идущего напротив меня знакомого мне Григория Распутина; он шёл домой, и я повстречала у ворот его же дома; под шалью у меня был спрятан предъявленный мне кинжал. Ему я не кланялась. Один раз его этим кинжалом ударила в живот. После чего Распутин отбежал от меня, я за ним бросилась с кинжалом, чтобы. нанести ему смертельный удар, но в этот момент он схватил лежащую на земле оглоблю и ею ударил меня один раз по голове, отчего я тотчас упала на землю и разрезала себе нечаянно левую руку повыше кисти (обвиняемой Гусевой была показана забинтованная повыше кисти левая рука). Это было днём, и сбежался народ, который говорил: «Убьём её!», то есть меня, и взяли ту же оглоблю. Я быстро поднялась и сказала толпе: «Отдайте меня полицейскому! Не убивайте меня!» Кинжал я бросила около ограды. Мне связали руки и повели в волость и по дороге меня толкали, пинали, но не били.

Больше добавить в своё оправдание я ничего не имею. Показание мне прочитано. Добавлю: Распутин сознался Илиодору, что он ложный пророк, а что его везде восхваляют и он хвалится этой славой, — я славы его не признаю и считаю его ложным пророком» .

После неудачного покушения Хионию поместили  в психиатрическую лечебницу. Из истории болезни Хионии Гусевой:

«1915, 28/III Принята в XII отделение. Спокойная, на лице заискивающая улыбка. Охотно и много рассказывает о своем покушении на Григория Распутина, характеризует его как развратника, что он погубил много молодых девушек и женщин. Считает себя здоровой. Называет себя «героем на всю Россию».

17-30/IV Спокойная, вяжет чулки, поет. Всегда старается обратить на себя внимание, кокетливая, охотно ходит на вечера и карусель.

1-2/VI Испытуемая охотно и много говорит о своем покушении на убийство Распутина. Не сожалеет о сделанном, но говорит, что она, если бы ее освободили, уже не повторила бы своего покушения, так как считает, что раз Бог ее не попустил убить, то это означает волю Божью. О Распутине она говорит раздражаясь. Не отрицает его влияния на людей и считает его колдуном или волшебником.

Комиссия экспертов-психиатров на основании как данных следственного дела, так и результатов наблюдения испытуемой в лечебнице пришла к заключению, что Гусева душевно здорова в настоящее время и была душевно здоровой во время совершения преступления. Обладая психопатической наследственностью, она проявляет некоторые черты истерического характера, что можно отнести к легкой степени истерической дегенерации».

Последний документ в уголовном деле Гусево — телеграмма министра юстиции Временного правительства А.Ф.Керенского от 15.03.1917 года: «Поручаю немедленно освободить содержащуюся в Томской психиатрической больнице Хионию Гусеву». Дальнейшая судьба Хионии неизвестна.

Григорий Распутин

«Зовут меня Григорий Ефимович Распутин-Новый, 50 лет, православный, крестьянин с. Покровского, где и живу, малограмотный, под судом не был, показываю:

Вчерась после обеда, часа в 4 дня, я побежал дать телеграмму и вышел за ворота своего дома на улицу; вижу, ко мне от правой калитки наших ворот подошла незнакомая мне женщина с завязанным ртом и лицом так, что видны были одни лишь глаза (как её зовут, не знаю), с поклоном. Я приготовился ей дать милостыню и вынул из кармана портмоне. В этот момент у неё блеснул в руках предъявляемый мне кинжал (был предъявлен по просьбе потерпевшего Григория Распутина-Нового кинжал и бывшая на нём одежда 29 сего июня), и она им меня один раз ткнула в живот около пупка, и я почувствовал, что из меня полилась кровь; сделала она это молча, а раньше как бы спросила у меня милостыню, и я её принял за прошателъницу. Я бросился от неё бежать по улице к нашей церкви, поддерживая обеими руками рану на животе.

За мной побежала и эта женщина с кинжалом, и мы добежали до моста Дорофеевых. Собрался народ, и меня не стала резать эта женщина. Её я не видел в жизни ни разу и каких-либо столкновений и дел с ней у меня не было. Она меня хотела убить, а не ранить и не побежала бы за мною, когда бы меня хотела только ранить. Я думаю, что она была подослана убить меня Илиодором Труфановым, так как он на меня имеет все подлости; других доказательств моего подозрения на Илиодора в участии и покушении на убийство я не имею. Его я только подозреваю, сумлеваюсь. Я считаю ненормальным, когда он отрекся от Бога, от Церкви святой.

Я четыре года назад был у Илиодора в Царицыне. Он меня встречал с толпами народа и говорил про меня проповеди о моей жизни. Я жил с ним дружно и делился с ним своими впечатлениями. Его я выручал, а когда перестал выручать, он провалился. Он на меня писал жалобы в Святейший Синод и посылал обо мне телеграммы. Сазонову, министру иностранных дел, где писал, что он погибает; телеграммы эти были адресованы ко мне, а читали их сазоновские, так как я человек безграмотный. Наша распря пошла из-за того, что я не пускал его по Волге с богомольцами и был против выдачи ему денег на газету «Гром и молния». Был Илиодор у меня года четыре назад в Покровском, где похитил важное письмо, которое и передал высшим властям. Больше показать ничего не имею. Прошу протокол мне не читать, потому что я не люблю слушать мной продиктованное» .

Раненого Григория доставили в избу, фельдшер перевязал рану. Жена и дети его рыдали. Григорий дал показания и впал в беспамятство. Рана было небольшая, но глубокая и тяжелая. Поскольку положение Распутина было тяжелым, в газетах уже стали появляться сообщения о смерти старца. Сам Григорий тоже начал готовиться — он вызвал священника, который причастил его. Распутина перевезли на теплоходе в Тюмень. Здесь ему провели успешную операцию — к осени Григорий поправился.

Григорий Распутин после покушения
Григорий Распутин после покушения

Поскольку положение Распутина было тяжелым, в газетах уже стали появляться сообщения о смерти старца. Сам Григорий тоже начал готовиться — он вызвал священника, который причастил его. Распутина перевезли на теплоходе в Тюмень. Здесь ему провели успешную операцию — к осени Григорий поправился. В это же время произошло очередное обострение гемофилии у царевича Алексея. Распутин, узнав об этом, отправил телеграмму императрице: «Маленький будет здоров». Действительно, Алексею стало легче. Императрица добилась возвращения Распутина в Петроград.

Илиодор Труфанов

После покушения Илиодор отправил телеграмму, которую опубликовали “Биржевые новости”, в которой подтверждает, что покушение было собственной инициативой самой Гусевой.

Григорий Распутин, Гермоген (Долганов) и Илиодор ( Труфанов)
Григорий Распутин, Гермоген (Долганов) и Илиодор ( Труфанов)

«Хиония Кузьмина Гусева, царицынская мещанка, девица, 30 лет, очень умная и решительная. Я её видел 7-10 месяцев тому назад. Она многое знала и знала так же, как Распутин, бывая в Царицыне, вел себя. Этим она очень возмущалась. Она считала его опасным лжепророком и всегда говорила, что с ним надо разделаться так, как некогда Илья Пророк разделался с ложными пророками Вааловыми.

Она часто высказывала свой взгляд на Распутина, как на церковного и государственного преступника.

Посвященная мною в то, какую роль Гришка играет в деле разрушения царицынского монастыря, она этим всегда в высшей степени возмущалась, так как была усердной строительницей и посетительницей монастыря.

Она заявляла, что нельзя дальше допускать, чтобы простой народ был так жестоко оскорбляем в своих религиозных чувствах… Распутиным.

Хиония Гусева… всегда убеждённо высказывалась, что «на уничтожение Гришки есть воля Святого Бога».

Сколько мне известно, она с другими, обиженными Распутиным, девицами хотела сокрушить его ещё в прошлом году. Но, предатель, Иван Синицын, недавно отравившийся рыбой, предупредил Распутина об опасности. Тогда она дала слово Богу сделать это, по её мнению, великое святое дело в другой раз… Илиодор Труфанов».

На следующий день после покушения на Распутина Илиодор исчезает. Газета «Раннее утро» опубликует автограф Илиодора: «На белом свете всякое бывает — Илиодор 7.7.1914 г.». Здесь же в газете будет фотография Илиодора в женском платье во время своего бегства в Ростов-на-Дону. Далее  Илиодор направился через Ростов-на-Дону, Одессу в Константинополь.

Еще в феврале 1914 года (до покушения на Григория Распутина) Иван Синицын дал показания, что в конце 1913 года Илиодор (Труфанов С.М.) замыслил несколько террористических актов и в том числе покушение на жизнь Распутина. Синицын представил в качестве доказательств письмо, адресованное Гусевой:

«Дорогие мои дети, Поля и Фионушка, хвалю вас за старание и благословляю, с Еленкой не связывайтесь. Будьте верны делу, и только. Любящий батюшка Илиодор. Поля! Готовы ль твои дети, готовы ли они идти на врага?»

В Россию Илиодор вернется только в 1917 году, здесь он опубликует в отрывки своей книги о Распутине «Святой чёрт» и начнет налаживать контакты с большевистскими лидерами. После неудачных заигрываний с большевиками, Илиодор бежит в США.

Илиодор, его дети и жена. 1923
Илиодор, его дети и жена. 1923

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *